Понедельник, 2024-04-22, 13:50
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Политика и экономика [13]
Общество и люди [47]
Люди - это основа общества, это его составные части. Проблемы каждого человека становятся проблемами общества и наоборот
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Главная » Статьи » Исследования » Общество и люди

Универсализм или индивидуализм в поиске

Перед тем, как ставить цель, нужно оснастить человека средствами


Универсальную поисковую систему можно сравнить с проявлением общечеловеческого мышления, она отражает способности человечества отвечать на вопросы. Однако в книге Эли Парайзера (Eli Pariser) Пузырь процеживания (фильтрации): что скрывается Всемирной сетью от Вас «The Filter Bubble: What the Internet is Hiding From You», обзор которой представлен в статье «Незримое сито» (англ. «Invisible sieve») в журнале Экономист от 30 Июня 2011 рассматривается важная проблема универсальности: необходимость подстраивать поиск под конкретного человека (то есть процеживать (фильтровать) выводимые данные), что необходимо для предоставления человеку ответов на интересующие именно его вопросы. По крайней мере так принято считать среди занимающихся вопросами поиска. В самом деле, технические возможности на современном уровне развития у поисковых систем весьма ограничены в плане понимания того, что они обрабатывают, но при этом они позволяют получать доступ к обширным базам данных. Но ограничивается ли проблема недостаточным объяснением контекста?

Формализм и моделисты

С одной стороны легко себе представить и вообразить, что кажется из-за того, что люди всё время находятся в некотором контексте (да, да: в контексте, а не в контакте :-) ) и им легче обеспечить понимание ситуации. Например, вопрос «как дела?» или «ну как там?» и ответы них в значительной мере опираются на невербальные средства, непосредственно не относящиеся к словам. Здесь важна интонация, тембр голоса, его громкость, высота, выражение лица, мимика. Если бы вопрос был сформулирован в виде «Какие виды деятельности человек [ФИО] осуществлял сегодня с 12 до 16 часов и каких результатов ему удалось достичь», то, кажется,что современной поисковой системе можно было бы проще ответить на него в таком виде, чем в указанном выше, если бы она начала поиск по странице, на которой представлено описание видов деятельности. Но допустим, она бы нашла ответ в виде «приём пиши, вкусно, поездка в машине, долго, общение с коллегами, результативно», но кому нужен такой ответ? Наверно, было бы полезно для каждого человека собирать некоторые сведения о том, чем он занимается, но в таком виде как и любая другая техника поисковые системы отвечают на чётко сформулированные вопросы настроенным образом, то есть в рамках того, что можно смоделировать. Но всё смоделировать невозможно и даже опасно! Полезны только некоторые дополняющие человеческое мышление средства. Вопрос о том, кому же нужны смоделированные ответы, конечно, начинается с того, кто и для чего смоделировал систему, их предоставляющую. Здесь мы встречаемся с естественным положением, связанным с тем, что люди сами моделируют системы, только здесь вопрос оборачивается тем, что пользователи не знают сегодня, какова же эта модель, ведь алгоритмы поиска остаются утаёнными и засекреченными. В упомянутом выше обзоре речь шла о рекомендациях, определении того, что нравится пользователю, на основе ранее делавшихся запросов, то есть ситуации, когда предлагаются книги, песни, картины, статьи и страницы подобные уже прослушанным и просмотренным, а люди — подобные уже известным. И получается что мы имеем? С одной стороны скрытые от наших глаз алгоритмы, а с другой стороны — предоставляемые нам рекомендации о том, какой товар нам следует купить. Но если бы алгоритм был открытым, доступным для использования, то и это проблему бы не решило. Основные особенности алгоритма ясны и по его результатам, а принципиально вопрос всё же выглядит иначе: каков и для кого должен быть алгоритм и стоит ли им пользоваться и для каких целей? При всём при этом стоит помнить, что современные поисковые системы решают проблему поиска скорее неформально, чем на основе заданных критериев. Вместо подхода чёткого разграничения и классификации, каталогизации используется (причём на основе практического и повседневного опыта пользователей) преимущественно подход поиска по всему популярному. Всем известно, что для привлечения посетителей используются ключевые слова, выражения, которые чаще всего ищут. В этом в двух словах наверное и состоит получивший распространение алгоритм и модель: будет найдено то, что чаще всего спрашивают. И естественным дополнением является выделение того, что спрашивают в данной местности, что спрашивает конкретный человек. А формализация того, что спрашивают оказывается не важна, что легко проверить по самым распространённым поисковым запросам. Но в этом и состоит проблема, поскольку поисковая система пытается искать и в высоко формализованных письменных текстах и в диалогах и в аналогах устной речи, а общественная сеть создаёт средства для выбора не товаров и услуг, а людей, хотя наших знаний пока по-видимому недостаточно для разумного применения и создания адекватных информационных технологий к объектам, отличающимся от описания рецепта или химического соединения или набора инструментов. В других областях проходит эксперимент, что означает необходимость действовать осторожно, на свой страх и риск, а не набрасываться на них с голодными глазами.

Подобие и выбор

Но против чего тогда выступают скептики? Ведь достижение положения среди поисковых систем обеспечивается не скупкой конкурентов, а выбором пользователей, при этом сам механизм поиска основан на самом посещаемом, самом спрашиваемом. Разве не демократия? Конечно есть подводные камни в виде сотрудничества разных систем, но в сущности проблема заключается в монополизме со стороны демократии, то есть демократии без права выбора демократии или чего-то ещё. Эта проблема современности и истории наверно недостаточно понята и осознана, но именно она отразилась на результатах и механизмах поиска и действия общедоступных сетей. Стремление к абсолютному равенству и свободе от всего сродни стремлению к созданию универсального средства поиска и общения, которое якобы способно отвечать на большинство возникающих вопросов и осуществлять большую часть общения. Находящиеся во власти стремления к тому, чтобы всё найти или к отсутствию власти, становятся идеалистами и закрывают глаза на то, что в действительности их мечты не осуществятся. Более того, они даже способны считать, что чтобы им не требовалось найти, всё можно будет найти именно с помощью универсального средства, философского камня XXI века, а чтобы им не требовалось обсудить, всё можно обсудить в общественной сети, хотя в большинстве случаев единственным преимуществом является то, что не надо вставать со стула.

Даже если представить себе такую универсальную сеть, которая лишена большинства недостатков и сбоев, способна понимать употребление большей части фраз, в которой никто не ничего не «раскручивает», то будет понятно, что результаты поиска в ней принципиально не будут отличаться от результатов существующих систем, ведь в целом самые посещаемые по выбору людей страницы сегодня оказываются выше остальных. Это означает, что если люди спрашивают, то им предлагается выбор большинства других людей, предлагается то ,что нравится, что дополняется ещё и учётом собственного выбора человека. Поэтому, конечно, кажется настораживающим, что выбор людей сводится и всё больше будет сводиться только к тому, что им уже нравится. Но вот кажется так только до тех пор, пока мы допускаем, что люди действительно делают выбор по принципу нравится или не нравится. В действительности же возможны любые другие варианты, такие как множество эмоций, субъективных ощущений мира, помимо удовольствия с напряжением, возбуждением, пользой, добром, истиной и множество других рациональных критериев, а также волевые и мотивационные, краткосрочные и долгосрочные. А раз так, если допустить, что люди должны искать не только то, что нравится, но и что-то другое, то понятно, что самое популярное, это просто выбор большинства, а не показатель применения одного критерия. Вопрос, конечно, сводится к тому, усугубит ли склонность к предпочитаемым критериям применение поиска на основе самого распространённого? Или же применительно к выбору отдельного человека: приведёт ли предложение того, что я обычно выбираю к тому, что я буду выбирать это чаще? Ответ зависит от того, будет ли отдельный человек и в целом все пользователи обращаться чаще к такой поисковой системе, а не к каким-то другим средствам. А значение универсальных поисковых систем может быть значительно преувеличено, поскольку они универсальны, в то время как другие способы поиска более частные и в статистику посещаемости могут не попадать. Рассмотрение ситуации оказывается схоже с самой ситуацией: проблема возникновения однобокости выбора рассматривается также на основе статистики популярности, самых частых запросов. Такие механизмы, как обращение к друзьям остаются вне внимания, хотя применение вопросов к друзьям и коллегам вида «Где [это] найти?» или «Где [это] искать?» подобно запросу к универсальной или специальной поисковой системе.

Предполагая, что механизмы поисковых систем, электронных сетей общения, полностью в ближайшее время не заменят большую часть множества других средств поиска и общения, можно считать, что их влияние будет весьма ограничено, особенно если они будут применять механизмы, не соответствующие естественному выбору. А собственно за выбор и его свободу можно пока не опасаться, ведь он осуществляется пока в умах людей, а информационные технологии в большинстве случаев используются согласно .значению слова: только для информации. Тем кто хочет от них чего-то большего следует пересмотреть своё мнение или оказаться под влиянием очередной политической силы, на этот раз, возможно, слабо контролируемой.

Случайность или закономерность?

В естественных условиях жизнь подвергается воздействию случайностей, будь то возникновение пожара или встретившаяся добыча. И в человеческом обществе случайность играет огромную роль: от выбора следующей книги для прочтения (полка дома, в магазине или библиотеке («попалась на глаза»), том в руках прохожего, у друзей и коллег), до выбора профессии. Здесь места для случайностей остаётся совсем немного, как мне кажется, и как кажется сценарным аналитикам, но когда она случается, она оказывается решающей. В самом деле, что такое случайность в непрерывном процессе жизнедеятельности можно полностью ощутить, попав к какое-нибудь необычное положение, что, естественно (!), случается со всеми. Но случайность случайности рознь! Одно дело случайность в общении с людьми, в общении с объектами искусства, но совсем другое в общении с природой, как и в общении с техникой. Социальную случайность можно и нужно прогнозировать, в этом случае мы обнаруживаем типичные социальные крайности, причины для которых можно найти в словах и мыслях участников общества. Например, аварии, катастрофы, связанные с ошибками людей. Но как только речь идёт о чистом техническом сбое, который никакими разумными средствами было нельзя предусмотреть, то здесь мы уже имеем дело с почти что той же случайностью, которая связана с падением метеорита и ударом молнии, перестройкой молекул под воздействием излучения, как мы их понимаем сегодня. Это проявления законов физического мира в условиях отсутствия структур.

Но каков мир поисковых систем и систем передачи личных сведений, мир распространяемых через общечеловеческую информационную сеть знаков? Прежде всего, он упорядочен огромным числом правил, например правилами употребления знаков, то есть языком. Они столь сложны и труднообъяснимы, что остаются загадочными сегодня почти также, как и две с половиной тысячи лет назад. И вот появляется новая технология, некоторый механизм, который способен превратить мириады слов в страницу с ответами на мучившие столетиями людей вопросы по нажатии нескольких кнопок почти с той же лёгкостью и невозмутимым спокойствием, с которым зерноуборочный комбайн превращает поля колосьев в центнеры пшеницы или взрыв водородной бомбы превращает города и людей в радиоактивную пыль, если хотите. К какой же крайности следует отнести новое средство? Видимо и туда и туда, что подтверждают волнения последнего года. И это судьба почти любой технологии, ведь комбайн может стать танком, а бомба — электростанцией. У информационных технологий есть одно любопытное отличие: они способны превращаться и обращаться против мгновенно. Они получают функцию реализации общественных эмоций, позволяя развиваться цепной реакции перенапряжения отдельных представителей человечества, выражая эмоции всего человечества. Хочется надеяться, что это всего лишь проблема переходного возраста и в скором времени люди научатся обращаться с информационными технологиями как с удобным инструментом, помогающем обустроить повседневную жизнь, а не как с попыткой ответить одним средством на все вопросы, ударив себе молотком по пальцу. В конце концов антимонопольная служба США подталкивает к раскрытию алгоритмов в крайних случаях, и некоторое понимание того, как новые средства действуют у пользователей существует. А раз так, то что же действительно мешает отказаться от пользования тем или иным местом сети? Ответов много, в том числе и тот, что множеству пользователей нужна одна поисковая система и одна социальная сеть, а попытки переманить в другую, пусть и обладающую некоторыми преимуществами могут оказываться не слишком успешными в силу привычки и эффекта присутствия друзей в той же сети. Системы же сталкиваются с такими проблемами, как связь поискового механизма и естественного языка, на который он рассчитан, выбор и особенности средств общения у целевой группы пользователей общественных сетей. И в итоге они способны некоторым образом облегчать выбор пользователей, предлагать подобия и аналоги, а выбор пока остаётся за пользователями, нужно только помнить, что предлагается некоторый аналог, а не оценка опытного искусствоведа. И выбор вариантов получения рекомендаций с развитием поиска по подобию, по мнениям и распространению объекта поиска только увеличивается: не нравится, что предлагает группа в сети или место размещения музыки, что отвечает поисковая система — так встреться с друзьями, послушай диски в магазине, обратись к искусствоведу, сходи в библиотеку посмотри ноты, этому ничего не мешает (благо, что с развитием технологии системы поиска появились что в библиотеках с магазинами, так и у искусствоведов). Здесь речь идёт не о зависимости от одной фирмы перевозок или обслуживания канализации, продажи автомобилей, речь о способности людей использовать средства там, где это нужно, а не везде, где только можно. Выбор «идти или ехать» подобен выбору «спросить или найти» и «пообщаться или переписываться». И как всегда технические средства хороши, только если существуют ограничения для естественных, такие как расстояние и время. В некоторых случаях информационные средства творят чудеса, а во всех остальных случаях естественные средства вне конкуренции. Развитие сетевых технологий направляют сами пользователи сети, переходя по тем или иным ссылкам, поэтому нам всем стоит помнить, что средства должны обеспечивать что-то непосредственное и естественное, тогда пользователи будут способны уследить и управлять средствами, а вдобавок и ограничить слежение и управление со стороны средств за ними.

Категория: Общество и люди | Добавил: jenya (2011-08-24) | Автор: Разумов Евгений
Просмотров: 1237 | Рейтинг: 0.0/0 |

Код быстрого отклика (англ. QR code) на данную страницу (содержит информацию об адресе данной страницы):

Всего комментариев: 0
Имя *:
Эл. почта:
Код *:
Copyright MyCorp © 2024
Лицензия Creative Commons