Четверг, 2021-07-29, 18:47
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Разделы дневника
События [10]
Заметки о происходящих событиях, явлениях
Общество [28]
Рассуждения об обществе и людях
Мир и философия [30]
Общие вопросы мироустройства, космоса, пространства и времени и того, что спрятано за ними
Повседневность [36]
Простые дела и наблюдения в непростых условиях
Культура и искусство [18]
Системы [6]
Взаимодействие с системами (преимущественно информационными)
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Июнь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Поиск
Друзья сайта
Мой опрос
Какая самая важная проблема человечества?
Всего ответов: 3
Главная » 2021 » Июнь » 21 » Бытие культуры
Бытие культуры
00:01

Культура или культурные модели являются одним из основных, а вероятно и основным, направлением овнутривания (или как принято говорить «интернализации»), об этом писал Талкотт Парсонс, выделяя культуру наряду с деятелями и ситуациями как первичные координаты направленностей («ориентаций») действия[1, с. 41]. Культура при этом находит своё закрепление в бытии действия именно благодаря своей двунаправленности: она становится источником действия и этими же действиями изменяется — как он там же замечает, культура выступает и объектом действия. В целом это соответствует моим наблюдениям в рамках концепции культурного прагматизма: культура создаёт прагматику при осуществлении чего-то (как нечто уже овнутриванное), но также деятельность использует, создаёт и накапливает саму культуру (а копирование, использование культуры можно также считать её созданием, особенно в рамках послесовременизма). Здесь есть конечно некоторые различия в понимании, например, в том, что я понимаю культуру не только как нечто овнутриваемое, поскольку это в понятиях Талкотта Парсонса часто инструментальная, то есть имеющая отношение в данном действии и при данных обстоятельствах, сторона вопроса. Но и Талкотт Парсонс, рассматривая общественные системы, также говоря об овнутривании вероятно рассматривает происходящее укрупнённо, исходя из бытия системы, чем отдельных деятелей. Существеннее отличие в области определения и различения действий и деятельности, поскольку у Талкотта Парсонса накопление культуры вероятно должно так или иначе сводиться либо к личностным системам, либо к общественным (межличностным и межколлективным) действиям. Но вероятно, что не всю совместную деятельность, особенно в области культуры и искусства, целесообразно структурировать подобным образом, ведь в рамки такой классификации может не попасть собственно замысел и создание произведения искусства или науки. Конечно, можно любую личную деятельность, в которой участвует один человек отдать на откуп психологии, которая будет заниматься поиском особенностей написания полотен или текстов, записи музыки. Но все подобные процессы становятся личными лишь отчасти по крайней мере в значительной части современной жизни, в которой творчество ведётся в рамках некоторых сообществ, коллективов с использованием средств, создаваемых и поддерживаемых коллективно или организационно. И можем ли мы примнетильно к такой деятельности рассматривать культуру как действительно что-то овнутренное? А если и овнутренное, то почему обязательно лично, если например, речь идёт о некоторой постановке или событии, в котором участвует множество организаторов и сценаристов, которые могут изучать и читать текст некоторое произведения совместно? С другой стороны проблема состоит ещё и в том, что само овнутривание в этом случае часто не осуществляется в социальной системе как таковой, поскольку оно не публично. Но можно ли считать это овнутриванием, если это скорее запредмечивание, восприятие некоторых артефактов? Ответы на эти вопросы конечно зависят от того, что мы понимаем под язчком. Если считать язык явлением общественным и любую речь и в том числе внутреннюю приписывать общественной системе, то различий в овнутривании не будет, но тогда от личности и от культуры останутся только внеязыковые области слабо поддающиеся изучению. С другой стороны, если считать язык и речь во внутренней её части явлением личным и человеческим, то общение с невидимым автором можно также не относить к общественной системе и не рассматривать как некоторое (взаимо)действие. Получается, что с одной стороны овнутривание происходит вне общественного действия, поскольку оно фактически происходит внутри личности (но в то же время остаётся культурным действием, если его конечно можно так называть), а с другой стороны мы имеем дело с общественной деятельностью, в которой также затруднительно выделить действия. Например, эта деятельность может заключаться в перемещении по улице, потом по парку, потом по лесу, потом в посещении концерта, выстовочного зала или участие в репетиции. В какой момент и благодаря чему придёт некоторая культурная идея, то есть осуществился прирост культуры с дальнейшим её овнутриванием — неизвестно. Возможно, что для разных людей сходные идеи и выводы при исследовании психолога окажутся связанными с совершенно различными объектами. Поэтому культурный прагматизм занимает более осторожную общую позицию — деятельность и культура всегда связаны, но практически эту связь не всегда можно обнаружить. Далее целесообразно определить области, в которых подобная связь относительно легко установима. В остальном потребуются более тонкие подходы или спекулятивные идеи.

Наконец и сам вопрос о рассмотрении культуры как одного из объектов является одной из множества онтологических возможностей. Собственно мы можем рассматривать бытие в целом как нечто более общее, чем понятия об объектах, субъектах и деятельности. Поэтому и саму культуру можно представить и как структуру и как систему и как деятельность. В культурном прагматизме прагматика собственно включает в себя культуру как деятельность, поскольку различие не проводится по видам деятельности, любая деятельность считается содержащей культурную составляющую. Тогда культуру и искусство остаётся считать конечно некоторым подобием объекта или структуры, набором системных моделей. Но в эту область должны войти различные знания, как и сам язык. Тогда возникнет проблема разграничения языковых структур и элементов, относящихся к общественной системе и к системе культурной. Например, цитата некоторой напеваемой песни, исполняемая некоторой группой перемещающихся по лесу людей становится и общественным и культурным и даже природным явлением. Сама структура песни (как и содержащиеся в ней ценности и культурные модели) в этом случае относится к культуре, при этом овнутренной. С другой стороны, если эта песня изменится или если люди начнут цитировать поющих рядом птиц, вместо того, то и овнутривание может исчезнуть, и само наличие культурных объектов в данной ситуации станет неочевидным. Получится, что в данном общественном действии коллектив хотя и создал некоторую новую культурную составляющую, но одновременности исходной культуры в данной ситуации не прослеживалось. Известно также, что творчество в принципе часто осуществляется лучше при временном или полном отстранении от общественной системы, по крайней мере в физическом отношении и от некоторой части общественной системы. Всё это позволяет говорить с моей точки зрения о том, что рассмотрение культуры как объекта не всегда адекватно, скорее нужно говорить о культуре как бытии, которое временами может проявляться как структура и объект, но часто и как внутренний субъект-автор, иногда как природа или может быть то, что называется «музой». Считать музу объектом изначально при построении теории общественной системы является конечно вероятно оправданным упрощением так же как считать природу и животных объектами в рамках систем правовых, но рано или поздно это может окончательно измениться и уже сегодня постепенно отношение к объектам изменяется. Опредмеченность-запредмеченность в хозяйственных отношениях тем временем сохраняется и нужно с большой осторожностью рассматривать бытие культуры, чтобы хотя бы адекватно выделить то, чем она является ещё до применения к ней систематизации.

Что касается культуры, то она по-видимому создаётся хотя и в окружении культурной и общественной систем, но как нечто инструментальное или личное, а часто и случайное. Конечно, можно допустить, что некоторая часть культурных ценностей выступает в качестве образующих некоторый мост между личностями и коллективами, но теоретически вполне можно допустить культуру сугубо личную или индивидуальную, а может быть даже природную и обезличенную в человеческом понимании и по крайней мере не образующей общественных систем. Например, такой культурой могла быть культура неандертальцев, если конечно они не говорили на каком-то своём языке, ведь мы знаем, что по крайней мере культура у них была. С одной стороны можно считать подобные культуры чем-то несопоставимым с историческими общественными системами, но с другой стороны может оказаться, что в таком рассмотрении было упущено что-то самое ценное.

Список упомянутых источников

1. Парсонс, Талкотт Социальная система / Парсонс, Талкотт, М.: Академический проект, 2018. 530 c.

Категория: Культура и искусство | Просмотров: 28 | Добавил: jenya | Рейтинг: 0.0/0 |

Код быстрого отклика (англ. QR code) на данную страницу (содержит информацию об адресе данной страницы):

Всего комментариев: 0
Имя *:
Эл. почта:
Код *:
Copyright MyCorp © 2021
Лицензия Creative Commons