Понедельник, 2019-09-23, 22:55
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Разделы дневника
События [7]
Заметки о происходящих событиях, явлениях
Общество [15]
Рассуждения об обществе и людях
Мир и философия [18]
Общие вопросы мироустройства, космоса, пространства и времени и того, что спрятано за ними
Повседневность [20]
Простые дела и наблюдения в непростых условиях
Культура и искусство [9]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
Мой опрос
Куда бы вы хотели поехать зимой?
Всего ответов: 67
Главная » 2019 » Август » 9 » Зависимости: таблетки
Зависимости: таблетки
17:05

Природа способна насылать на человека более или менее короткие болезни. Но медицина изобрела искусство их продлевать. Лекарства, ремиссия, которой они добиваются, недомоганье, которое в силу их вмешательства возобновляется, – все это создает ложную болезнь <...> Великое чудо медицины состоит в том, что она, почти наравне с природой, может заставить больного лежать в постели, продолжать под страхом смерти принимать лекарство.

Марсель Пруст, Пленница

Вечный двигатель ещё не устал вертеться, а мы уже создали другой. Он был волшебен и блестящ, он был бел и прекрасен, неповторим и достоит любых невозможных повторений. Это были всего лишь пустышки, но и они производят эффект самовнушения. После взглядов на бегущих и путешествующих в голове оставался один вопрос: возможны ли добрые таблетки? Есть разговоры о чемпионах и рекордах, но какой ценой они достигаются? Не является ли эта победоносность в значительной степени следствием развития медицины, превращающей химию неметаллов в политику металлов? Можем ли мы применить критерии добра и зла к медицине и к людям: общество может разделить людей на "хороших" и "плохих", также как состояние здоровья каждого человека на участки нормального и хорошего здоровья и плохого и ухудшающегося. Соответственно для каждого участка можно придумать собственные таблетки, которые будут действовать по-разному. Но придумывая их мы уже забыли, что поступили неправильно, установив некоторые "нормы".
Я бы начал с того, что все люди больны, тогда бы я избежал разделения таблеток и медицины на лечебную, то есть действующую на плохом участке  и хорошую, то есть способствующую улучшению итак хорошего здоровья. Если же я избегаю некоей выдуманной линии здоровья словно области незнания, то я  словно бы сажаю человека в чёрный ящик, который не различает здоровых и больных. Ведь это разделение  - следствие непрекращающегося развития науки, которая пересматривает списки заболеваний практически непрерывно. Идеальный здоровый человек тоже смертен, но наука не стоит на месте и со временем сможет создать нового голема, нового бессмертного человека или человека с увеличенным сроком жизни. Но этот срок жизни будет уже сродни сроку годности или сроку полезного использования. Или же люди создадут такого человека, чтобы он совершенствовался, сохранял тысячелетний опыт. Но по существу если представить в качестве организма не отдельного человека, а всю цивилизацию, то этот организм может существовать тысячелетиями и нет явных причин, чтобы он не существовал бесконечно (за пределами жизни Вселенной, если исходить из текущих горизонтов представлений). Но в этом смысле нужна ли "добрая" таблетка для цивилизации? Ведь об этом стараются писать и рассуждать, творить иными способами, часто в качестве такой "таблетки" рассматривают произведения искусства, культуру и контркультуру. Сами образцы и персонажи становятся таблетками, ранее "хорошими" и "плохими". Теперь же мы должны и в отношении культуры избавиться от влияния этики, а также избавиться от веры в таблетки. Мы конечно можем узнать фармокинетику, но эта не спасёт физику нашего мышления, её обволакивающее небытие, которое рискует перерасти в случайное следование инструкции, в формализованный подбор дозировки, не сообщающий ничего "хорошего", как и "плохого".
Поэтому добрая таблетка невозможна, невозможно лекарство от всех болезней, нельзя резать человека как нельзя разрезать цивилизации. Хотя приходится спасать исчезающие виды или ограничивать излишне размножившиеся, когда убийственные для природы препараты превращаются в "добрые" лекарства. Так мы поступаем и с собственным организмом, истребляя иногда и "полезные" бактерии, если мы всё ещё мыслим в категориях функционализма. Но мы должны вырваться за пределы всей этой словесной шелухи и вернуться возможно назад: туда, где люди подбирали растения, части животных и верили в их спасительную силу, когда только возникла эта зависимость от засушенных стручков и паучков. Теперь же миллионы людей придумывают и испытывают всё новые формулы, наше вера и зависимость от медицины приобретает всё более колоссальное значение. Мы смотрим на себя как на машины и верим в то, что замена масла или покраска нам поможет. Мы готовы найти и таблетку для ума, обновить его и преобразовать, ускорить и расширить, но всё, что пока смогли сделать - создать сети, от которых всё более зависимы, сети знаний без знаний, сети лекарства без понимания действия, дополняющие ум, но разрушающие почву для размышления. Так и начинается проблема с болезнью каждого: каждый стремится понять себя и в этом смысле медицина заменяет человека и его самопонимания как сети заменяют общение и мышление.
Действие зависимости от таблеток с позиции системной динамики организовано следующим образом: человек или общественный организм живёт некоторым образом, затем цикл может прерваться и в динамику цикла включаются таблетки или некоторое вещество/еда/таблетка/информация/устройство. Затем после этого разрыва зависимости означает исключение из круга динамики данного элемента. Но что вторглось однажды в цикл, потом затруднительно из него исключить. Этот элемент зависимости вторгается в круг восприятия и занимает некоторое место в мышлении. Но поскольку помимо мыслительной зависимости есть также физическая зависимость (такая как действие вещества, микроэлементов, витаминов, взаимодействие с устройством), то избавление зависимости означает разрыв нескольких связей, при этом психическая или физическая составляющие могут оказываются сильнее и болезненнее для избавления. Например, табак можно рассматривать в качестве действующего вещества, снимающего некоторые психические проблемы для которого формируются связи, зависимости из которых следует эффект избавления от болезни. Но сложнее обычно исключить не сам только запах изнутри организма, не только дым, витающий в воздухе вокруг нас, но ощущения и память дыма внутри памяти, внутри незримой сущности, которая априори должна от чего-то зависеть.

Прагматическое значение существования будет состоять в ответе на вопросы иного толка: как же мы можем излечиться от болезней, если этим процессом излечения мы всего лишь устанавливаем новые зависимости? Но я не пытаюсь приписать атрибут этики или ранжировать онтологическое пространство в его медицинской части, я хочу показать, что зависимости есть и доступны для изучения. Как мы видели в изучении флуктуаций зависимости, полное избавление от них невозможно, как невозможно и полное излечение от болезней в мыслительном плане. В физическом же плане мы можем доказать статистически, что те или иные таблетки прекращены к употреблению. Но начинать надо безусловно с того, чтобы осознать внутреннюю мыслительную зависимость как в том числе зависимость от таблеток, витаминов, лечебных трав, ибо мы говорим о норме и когда мы мыслим, мы считаем сознание нормальным, а если оно больно, если болен сам организм, то эта таблетированность - важная часть процесса абстрагирования, важная часть установления границ и принципов функционирования бытия, в котором зависимость может как трансгрессировать через границы бытийствования так и быть наблюдаемой во внешнем мире или со стороны или даже наблюдаться как трансгрессирующая.

Далее мы должны перейти к тому, что общественные явления, электронные устройства информационной эпохи являются своего рода таблетками для сознания подобным антидепрессантам. И поэтому избавление от информационной зависимости сродни очередному мифу, который подобен попытке вырубить виноградники ради избавления зависимости алкогольной (также которую можно в некоторой степени признать таблеткой). И здесь мы можем всё же достичь концептуальной ясности, показав, что таблетка также как технология становится предметом потребления, а значит понимание зависимости здесь означает часть определения предметности, предметности, которая приобретает иные информационные измерения, определённые и общественными учреждениями и государственными программами заботы о здоровье. Но поскольку мы должны избавиться от таких понятий как здоровье и норма, медицина и таблетка, то  мы должны пересмотреть и концепции себя, государства, представить их на новом уровне независимости. Для этого мы и должны понять, что путь к пересмотру зависимости лежит через пересмотр мышления в которое по каким-то причинам внедряется склонность к употреблению таблеток. А чтобы эту склонность переломить, мы должны пересмотреть соотношение пограничных состояний зависимости и независимости.

<...>болезни настоящие излечиваются, болезни же, созданные медициной – никогда, так как секрет излечения ей неведом.

Марсель Пруст, Пленница

Категория: Общество | Просмотров: 49 | Добавил: jenya | Рейтинг: 0.0/0 |

Код быстрого отклика (англ. QR code) на данную страницу (содержит информацию об адресе данной страницы):

Всего комментариев: 0
Имя *:
Эл. почта:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019
Лицензия Creative Commons Rambler's Top100