Воскресенье, 2021-01-17, 11:29
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Политика и экономика [12]
Общество и люди [36]
Люди - это основа общества, это его составные части. Проблемы каждого человека становятся проблемами общества и наоборот
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Мой опрос
Какая самая важная проблема человечества?
Всего ответов: 1
Главная » Статьи » Исследования » Политика и экономика

Вопрос о деньгах: 1 часть

Вообще тессеры употреблялись в качестве символических знаков; так, например, когда римляне отправили послов в Карфаген с предложением на выбор войны или мира, они послали две тессеры: на одной был сделан рисунок копья, на другой — рисунок жезла.

Википедия со ссылкой на словарь Брокгауза и Ефрона

Введение

Вопрос о деньгах является весьма существенным для эпохи послесовременности, так что она сама всё больше превращается в финансовое время пожалуй как никогда раньше в истории. Хотя ещё далеко не все элементы деятельности получают финансовое измерение, но оно стремится вобрать в себя наиболее важные проблемы когда организации обращаются за финансированием и становятся объектом приобретения или когда развивается направление «зелёных», а также и общественных вложений, ориентированных на оценки воздействия на окружающую среду или общество, хотя такие расчёты пока ещё довольно условны в силу отсутствия системы сбора данных например о выбросах парниковых газов. С другой стороны деньги как общественный институт сохраняют своё значение, практически не изменяющееся тысячелетиям по организации обмена товаров и услуг и любых элементов действительности, а также выполняют и другие сопутствующие функции по возможности сбережения, обеспечению меры оценки хозяйственной ценности через показатель стоимость. Сложно представить себе систему иную, чем сложившаяся преимущественно устойчивая организация денежного обращения, ставшая для общества по важности и неотъемлемости почти как кровеносная система для биологического организма. Тем не менее если кровеносная система выполняет свои функции уже многие сотни миллионов лет сходным образом, хотя и накапливая некоторые усовершенствования, то денежная система меняется практически на глазах. Сначала в XXI в. всё с развитием сетевых технологий большую роль стали играть метаденежные системы оценок, одобрений, отзывов, ставшие неотъемлемой частью практически всего хозяйственного пространства, а с наступлением пандемии стало окончательно ясно, что и работа может по большей части быть представлена через некоторую систему оценок, если будет доработана соответствующая сетевая структура по её распределению. Но это положение кажется шагом вперёд как улучшающее и оптимизирующее происходящие процессы, хотя в действительности оно несёт весьма существенные угрозы. Подобно тому как либералы приходят к мнению о том, что централизация на уровне мировой системы необходима, тогда как на государственном уровне она практически всегда нецелесообразна, вероятно в связи с метарелигиозными соображениями о универсальной свободе и миссии, люди по всему миру стремятся к открытости информации и объективности, не замечая, что на деле миром всё больше правит массовая дезинформация и укореняются разнообразные иллюзии, а объективность — весьма спорная концепция, которая давно устарела. И само понятие денег также нуждается в пересмотре по сходным причинам: с одной стороны оно всё больше вбирает в себя иллюзорность, а с другой стороны размывается в различных технологиях и сферах применения. В связи с этой потребностью подробнее рассмотрим в этой статье некоторые выводы о классификации денег, к которым я пришёл при размышлении над вопросом о перспективах денег как общественного института, что как я надеюсь поможет дальнейшему развитию общества и событийствованию природы и человека.

Общие замечания

Денежный эквивалент составляет некоторую пропорцию от общественного бытия. Но он не всегда является эквивалентом. Бытие может и не всегда определяет сознание, поскольку сознание может обретать свободу своего собственного бытия, а деньги существуют как в бытии, так и в сознании. Далее мы рассмотрим и вопрос о существовании личных денег как выражении бытия, но сначала обратимся к более традиционному явлению соотношения общественного бытия и общественных денег. Деньги следовательно как общественный институт отображают свою сущность на природу личности или окружающей среды. В сознании они находят выраженность через присвоенное значение (культурное, символическое и пр. означающее), обретают в том числе математическое выражение через означивание происходящего (если понимать под сознанием некоторую феноменологическую область его видимости, в том числе области взаимодействия с вычислительными устройствами). Но сознание всегда может скинуть эту денежную означенность и в действительности рассматривает происходящее как явления per se1. А деньги как и другие предметы в этом случае становятся распредмеченными, поскольку они на время исчезают из поля обозрения сознания. Но с другой же стороны деньги как явление общественного бытия никуда не исчезает, хотя и непрерывно изменяется, подчиняясь известным законам числового пространства. Но поскольку они не представляют собой подлинной абстракции, то в этом отношении они всецело напоминают языковую модель (языка как системы), согласно которой язык отражает действительность, хотя и согласно своим собственным операциональным законам (а для языка, существующего в цифровом пространстве действительности 3 порядка — и вполне «операционным» законам, т. е. согласно правилам устройства «операционных» систем). Не случайно поэтому некоторые денежные знаки имеют символическое значение и носят отображения лиц государственных деятелей или городов. Но таким образом в отдельных проявлениях деньги сохраняют символическую отсылку к истории, а значит становятся сходными с языком и как историей не только теоретически, но и вполне действительно2. Историческая данность обнаруживает себя в явлении денег и с позиции изменения их выраженности: преимущественно в постепенном обесценении, в соответствии с вовлечённым в оборот хозяйственным эквивалентом, а также и через специфические финансовые операции и инструменты. В этом отношении финансовые инструменты, преобразующие деньги одного или разных видов, с их петлевой структурой образуют своего рода аналог колеса истории для времени послесовременности. Но с точки зрения соотношения с исторической действительностью преобразование денег в деньги не имеет определяющей роли (для хозяйства и общества), а создаёт собственную (обособленную) финансовую историческую действительность, являющуюся предметом рассмотрения соответствующих дисциплин. В настоящей статье же нас будет интересовать соотношение общественной жизни как таковой (а также и жизни природы, окружающей среды в более широком рассмотрении), выраженной через действительность разных порядков, и существование денег как института, а также проявления этого института в элементах действительности.

Виды денег

Начнём рассмотрение с разделения возможных проявлений денег согласно разделению действительности на несколько порядков в соответствии с концепцией коренного построительства. Разделение действительности на несколько порядков требуется для классификации видов денег, поскольку мы рассматриваем это явление прежде всего со стороны сознания (личного или общественного) и в этом смысле предлагаем иной взгляд, чем позитивные теории денег, стремящиеся выявить прежде всего некие «факты». Потребность в таком рассмотрении вызвана всё возрастающей в послесовременности запутанностью непосредственно данных «фактов», которые при поверхностном сходстве означают зачастую совершенно разное (и поэтому их формальная трактовка практически перестаёт что-либо значить). Кроме того, я буду рассматривать явление денег прежде всего как языковое и культурное, что соответствует на первый взгляд номиналистической теории денег, однако последняя при этом ограничивается только действительностью второго порядка, тем более как будет видно из дальнейшего изложения, системное выражение означенности через деньги является не единственной сущностью денег. В принципе это одна из возможных классификаций, но она на мой взгляд оказывается весьма удачной применительно в свете важной психологической составляющей, которой наделены деньги, ставшие элементами практически всех основных сценариев общественной жизни людей. Если в прежние времена например феодал использовал труд подчинённых ему людей, то есть крепостных рабочих, каменщиков, чтобы воздвигнуть замок, а более свободные крестьяне могли строить избы самостоятельно или с привлечением родственников, вырубая лес с закреплённых за ними участков леса, то в послесовременности все подобные действия, ранее не требующие вовлечения института денежной системы, становятся запредмечены в денежном представлении: брёвна, кирпич, кровельные и стеновые материалы, окна и двери — всё подлежит приобретению (там где раньше приобретались лишь отдельные элементы, такие как гвозди и стёкла). Более того, люди всё больше не задумываются над происхождением физических объектов, например, дома и соответствуюей ему территории поверхности планеты, а заинтересованы лишь в приобретении «жилья», создании в нём некоторого представления, стиля. Жилище становится такой же услугой, как и другие, а положение в обществе определяется не через мастерство рук мужей-строителей и жён-ткачих напрямую через денежный эквивалент класса потребления предмета. С укоренением шаризации не избегают происходящего и «богатые» и «бедные» страны: благодаря миграции население более «бедных» стран получает возможность трудоустройства и проживания в общежитиях, то есть в приобщении к способу существования сословия крепостных и класса рабочих. Таким образом, сами страны и их люди как области действительности становятся элементами денежной оценки, находят выражение шаризованной эквивалентности, а сама денежная система вместе со своей шаризованностью принимает на себя роль lingua franka. Тем не менее, общественный институт денег занимает лишь одну из ниш (действительности второго порядка), на которых проявляется явление денег.

Далее обозначение видов денег будет соответствовать разделению действительности на действительность первого порядка (физическая действительность), действительность второго порядка (общественные представления, символы) в соответствии с взглядами Пауля Ватцлавика, а также и предложенное мной дополнение классификации действительностью третьего порядка (электронные, сетевые представления). Подробнее о разделении можно прочитать в статье «Откуда дует ветер».

Деньги первого порядка вероятно представлены в эпоху послесовременности преимущественно в виде подарков или других объектов окружающей действительности, служащих своего рода заменителями системных государственных денег. В древности они составляли основу денежной системы (хотя видимо и не слишком длительное время), также были и весьма успешные попытки привязать денежную систему к металлическому эквиваленту. Металлические теории денег в принципе устанавливают непосредственную связь между металлом и его ценностью и деньгами. Но такое представление о внутренней ценности имеет скорее историческое значение, поскольку в современности и послесовременности стало известно и нашло применение такое количество металлов и других групп веществ, что роль «драгоценных» металлов приобрела скорее декоративное значение. Но в этом «декоративном» смысле мы имеем уже с полем смыслов действительности 2 порядка, для которой важны представления об искусстве и красоте. С другой стороны нужно отметить, что практически любые деньги могут находить своё предназначение в качестве «сокровища» (что очевидно практически независимо от рассматриваемой теории денег). И если сокровище рассматривать как нечто имеющее физически надёжный и долговечный образ — то мы имеем дело с деньгами 1 порядка. В этом же смысле можно допустить, что если в некотором мире создана долговечная и надёжная система обмена единиц денег на физический эквивалент (например, это могло быть в архаических (со)обществах) — то по сути речь идёт о деньгах 1 порядка, даже если обмен денежных единиц на эквивалент фактически не производился, ведь и в любом сознательном представлении физическое «владение» некоторым предметом — представление весьма условное, по крайней мере для послесовременности, когда вместо физических объектов гораздо удобнее приобретать доли, расписки и сертификаты на право участвовать в некотором фонде. В этом отношении мечта о «частных» деньгах либеральных мыслителей уже осуществилась. Но вопрос заключается в том, можно ли действительно считать деньгами сами по себе подобные деньгам товары, которые ещё формально деньгами не названы (то есть примерно то, что принято в финансовом обороте называть «эквивалентами» в их физической части)? Вероятно, что в большинстве случаев нет, всё зависит от сознательных представлений, которые возникают у участников происходящего. Но в некоторых случаях и в некоторые исторические периоды подобные оденежные предметы получают и свою означенность в собственном обороте.

В некоторые времена подобные деньги—{объекты физического мира}, такие как соль или тюльпаны, во многом заменяют собой деньги 2 порядка. В военное время в качестве таких денег выступали ювелирные украшения, утварь и другие ценности (то есть примерно то, что ранее я обозначил как подарки). Также к данному виду денег можно отнести и товары, обмениваемые по бартеру, хотя далеко не всегда, поскольку речь идёт часто о сжатии цепочки обмена до соотношения {товар-товар}. Если речь идёт об универсальных денежных средствах, имеющих физическое выражение, таких как некогда были серебряные и золотые слитки, шкуры и т.п.), то их можно называть деньгами первого порядка в узком понимании, а другие средства, имеющие эквивалентность лишь для ограниченного круга лиц (например, как подарок для дарящего и одаряемого) — деньгами первого порядка в расширенном понимании.

Деньги такого рода играют важную роль в формировании местных сообществ, например, в случае с обменом продовольствием между участниками садоводческого товарищества, в передаче друг другу необходимых предметов, в подарков к праздникам между знакомыми. В отличие от чистого бартера в подобных случаях передаваемых объекты выполняют роль денег, поскольку приобретают некоторую символическое значение неотъемлемой ценности. Кроме того, физическое присутствие или физические действия взаимопомощи часто можно рассматривать в качестве денег первого порядка (тогда как общение и обмен общественными символами, когда физическая форма и присутствие не играют важной роли уже будет относиться к деньгам второго порядка в расширенном понимании). В этом смысле совместное пребывание людей построено именно на представлении действий друг друга как денег, то есть в цепочках, в которых действия эквиваленты для достижения общих целей, например, для поддержки друг друга в быту, в походе, в путешествии и т. д. Пребывание на рабочем месте в случае физического труда также может быть основано на взаимопомощи, если она не заменяется по преимуществу некоторой наложенной организационной системой распределения обязанностей, лишённых чувства эквивалентности. Поэтому и действия по взаимопомощи, имея свой физический смысл (например, транспортный, ремонтный) также выступают как своего рода деньги 1 порядка. Что касается подарков, то когда и сами деньги начинают играть эту роль, то они зачастую также должны рассматриваться прежде всего как некоторый физический объект действительности 1 порядка, означенный взаимными отношениями, а уже потом как некий эквивалент абстракции стоимости бытия общественного.

Деньги второго порядка представляют собой то что принято называть денежной массой (можно выделять обобщения М0—М4). Их неотъемлемой чертой является отсутствие прямой и косвенной связи с физическим эквивалентом, означающим номинал стоимости. То есть денежный знак становится самостоятельным действительным знаком, оторванным от своего означиваемого. Означиваемое (коннотация) денежного знака денег второго порядка представляет собой некоторый общественный эквивалент стоимости, равный номиналу, выраженную указанным знаком. Значение этого знака обычно меняется в соответствии с изменением эквивалента стоимости, но для участников отношений в их представлениях значения естественным образом смещаются относительно их объективно изменяющейся средней общественной величины, хотя это общественное изменение с течением времени и должно быть связано с сознаниями отдельных участников общества (то есть как правило людей). Означающее (денотация) денежного знака таким образом для участников отношений в денежной системе — это видимое и мыслимое представление о данной сумме денег.

Кроме этого, некоторые жесты и символы, в том числе культурные, также могут представлять собой деньги второго порядка. Так происходит в сферах, которые не организуются через общественно универсальные институты, такие как рынки. Например, для сферы дружеских взаимодействий такого рода «деньгами» выступают слова благодарности, для других общественных сфер — нематериальные поощрения (грамоты, благодарности, призы). В этом отношении можно упомянуть Эрика Бёрна, который рассматривал различные психические действия с позиции их эквивалентности в рамках сценарного анализа. По существу то, что традиционно понимается под «деньгами» по-видимому является частным случаем непрерывно происходящих взаимодействий, таких как обмен словами, жестами и взглядами. Таким образом, хозяйственная сфера может быть представлена как расширенное понимание некоторой игры, для которой кроме этого существует множество моделей, подобных игре в монополию. Но в некотором смысле все эти «игры» эквиваленты, разница заключается в разности их эквивалентности: если за деньги «действительной» хозяйственной игры можно приобрести хлеб насущный — то за деньги монополии только уважение и репутацию в рамках круга игроков. При этом некоторое сообщество людей может образовать сеть взаимодействий (и в действительности различные сообщества образуют такие сети), которые предоставляют услуги недоступные для рыночного обмена, такие как рекомендации, поддержка. Одним из таких сообществ является государство, которое само создаёт некоторую «государственную игру» взаимопомощи и поддержки, если такие «услуги» предоставляются без требования денежного эквивалента (к этой же игре можно отнести и оплату государственных сборов по сути нарушающих принятую систему эквивалентов, поскольку за несоизмеримо меньший эквивалент граждане получают некоторую услугу или «юридически значимые действия»). Итак, в расширенном понимании денег второго порядка к ним можно отнести символы, слова, представления, служащие эквивалентом некоторого поощрения или благодарности при совершении действий (а в более широком смысле в отношении деятельности). Деньгами их можно считать постольку, поскольку они выражаются как воспоминание в памяти аналогично тому как отражается в памяти запись о передаче денежной купюры. В этом смысле деньгами является не абстрактное «спасибо», а сказанное по определённому поводу определённым лицом.

Общественно-культурное представление денежного института второго порядка имеет несколько измерений: так можно выделить счета чести, совести, достоинства, репутации и т. д. Общественную цену можно определить по-разному, что становится ясно из рассмотрения смысла выражений подобных «ты мне за этого дорого заплатишь». Заплатить по каким счетам может быть не вполне ясно, но эквивалент должен быть понятен из этого контекста и раз придётся платить — значит мы имеем дело с проявлением денежного института второго порядка. В отношении культуры и искусства также существуют свои расчёты, не связанные с финансовой системой: например когда речь идёт о некотором соревновании, культурном обмене, ответными произведениями, стремящимися войти в некоторую числовую смысловую игру чтобы превзойти некоторое значение или достижение в технике или смысле, силе выражения. Научные денежные счета же получили выражение как количество цитирований, означающих некоторую оценку исследования (в этом случае часто с развитием электронных площадок речь идёт уже о деньгах третьего порядка). Зачастую в подобных случаях оценки весьма условны и до некоторой степени случайны или конъюнктурны и лишь некоторые счета могут обретать финансовый эквивалент, выраженный в оплате труда, востребованности, суммах исков. Но подобная условность и перекосы характерны практически для любого общественного института, поэтому нужно принимать во внимание, что со временем некоторые из этих институтов будут совершенствоваться и приобретать более привычную количественную денежную оценку или же совокупность оценок, хотя ничто не запрещает считать, что количественная оценка не обязательна для денег и они могут быть выражены как некоторое общественно-культурное или научное выражение ценности, которое может быть обнаружено лишь по прошествии времени.

Деньги третьего порядка представляют собой средства на электронных площадках, таких как шифромонеты/шифроденьги (арусск. «криптовалюты»), а также различные виды баллов, бонусов и очков, применяемых в системах электронного и околоэлектронного общественного взаимодействия (в том смысле, что в физически действительных магазинах баллы и бонусы накапливаются в электронных базах данных). Если же в соответствии с исходной концепцией Пауля Ватцлавика не выделять действительность третьего порядка, то данный вид денег следует рассматривать как разновидность денег второго порядка, хотя на настоящее время признаваемую только для ограниченного круга целей, например, при учёте выручки в некоторых системах учёта. Интересно, что в принципе безналичные деньги также существуют на электронных площадках, в базах данных, особенно в сфере современных банковских институтов, которые могут не иметь отделений и не выпускать физических эквивалентов платёжных средств. Но поскольку такие эксперименты в общественном сознании пока не получили закрепления, можно относить на настоящее время безналичные деньги ко второму порядку действительности. В то же время, как ранее я уже отметил, если деньги как языковая система действительности 2 порядка основывается на операциональных законах, то есть на законах совершения с ними языковых операций, таких как восприятие, передача, сохранение в памяти, то для действительности 3 порядка эти же языковые операции дополнительно ограничены или полностью основаны на правилах операционных систем. Например, если создаётся некоторый алгоритм, позволяющий совершать обменные операции с денежными единицами от лица владельца, то этот алгоритм существует и действует согласно законам операционной системы и операционной сетевой среды, основанной на множестве операционных систем. В этом случае деньги могут по-прежнему оставаться формально деньгами 2 порядка, поскольку сохраняется возможность их использования в традиционном виде купюр, но фактически некоторая часть погружается в иную действительность в соответствии с сознательными представлениями их владельцев.

Отметим здесь также, что особенность денег третьего порядка вероятно заключается в том, что они могут существовать в нескольких места одновременно — как копии баз данных, как распределённый реестр держателей. Эта особенность является лишь технологической возможностью, которая может и не проявляться (если предположить наличие единой базы данных для которой не создаётся действительных копий кроме архивных), но она в том числе позволяет рассматривать действительность 3 порядка обособленно как утрачивающую связь с определённостью пространственного расположения на действительности 1 порядка, тогда как для действительности 2 порядка выражение всегда закреплено за некоторым пространственным единственным элементом (будь то картина или человек).

Пояснение по классификации и культурной сущности денег

В отношении приведённой классификации следует отметить, что можно следовать за рассуждениям Талкотта Парсонса о соответствии языка и денег, что проявляется и в соответствии языковых функций выражения (кода) и коммуникации и функций денег как меры стоимости и средства обмена[Парсонс, Талкотт, 2018, с. 485]. В этом случае рассмотрение языка ограничивается системным уровнем, также как и система денежного обращения уподобляется некоторой подсистеме общественного организма, пусть даже и не связанной напрямую собственно с социальной системой. Вместо этого деньги представляют собой аналог языка как системы и обе эти подсистемы образуют основу для культурной системы, которая в свою очередь играет важнейшую роль в упорядочивании действий акторов (и деньги таким образом воздействуют на действия как культурное, а не социальное явление). Таким образом, назначение денег приобретает культурологическую окраску и для телеологического измерения, то есть универсальный вопрос «зачем нужны деньги» становится вопросом культурного порядка, а значит на него можно ответить соответственно — для развития и поддержания культуры (как системы, если конечно определение культуры как системы корректно)3. Но если мы примем рассмотрение по пути этой параллели языка и денег и универсализма зависимости систем от подсистем, то рискуем отдалиться от подхода коренного построительства. Так, деньги первого порядка должны иметь другие значения, культурные и общественные последствия, чем деньги второго порядка. А именно, они должны быть более приближены к объективности, нести меньше излишних смыслов действительности второго порядка. Точно также и деньги третьего порядка я предполагаю как способные нести ещё более искажённые и размытые смыслы, чем закреплённые за деньгами второго порядка (ввиду культурных и общественных особенностей сетевых и личных электронных пространств). Поэтому либо нужно признать неоднородность культурного поля, которое образовано как языковой, так и денежной системой (с наличием пространственных искривлений и искажений), либо не рассматривать деньги по аналогии с системой языка. Но можно пойти и по пути другого рассмотрения, в то же время не отказываясь от системного моделирования, а также и от соответствия языка и денег. В этом отношении я предлагаю наравне с рассмотрением языка как рассказа допустить, что денежный рассказ, также как и языковой по сути вносит ключевую роль в выражения языкового или денежного средства на область его внешнего проявления в значении, тогда как системные взаимосвязи выполняют роль обобщения (интеграции). Например, рассказ также как денежную сумму можно представить в звуковом, мыслительном, бумажном, каменном, берестяном, металлическом, электронном виде (звуковое выражение денег может например заключаться в формировании денежного обязательства фразой «буду должен»). Именно форма выраженности (опредмечивания) определяет впечатление от значения как опыта взаимодействия личностей и групп с этими явлениями (через распредмечивание). Так, металлические деньги может быть приятнее держать даже до такой степени, что люди приобретают памятные монеты или занимаются нумизматикой. Возможно не менее культурно ценны устные рассказы и устные денежные обязательства (звук в этом смысле относится к физическому первому порядку действительности). Очевидно, что культурная ценность и ощущения зависят от средства выражения языка и денег, но системно значение слов и номинал должны быть эквивалентны. Оба проявления (система и рассказ) представляют собой общественную выраженность наслоений действительности и в этом отношении не следует считать, что только системное проявление общественно объединяет значения. Наоборот, именно рассказ как впечатления от взаимодействия как с моментами, так и электронными средствами платежа образуют первичный контекст общественного дискурса4. В этом отношении сложно однозначно сказать где заканчивается конкретный путь, путешествие и начинается дорога как инфраструктура или когда новая тропинка оказывается включённой в систему передвижения по лесу. Здесь мы сталкиваемся с вопросом о том, следует ли считать равнозначными рассказ (и деньги) в виде устной речи, в виде текста, в виде звуковой записи, в виде последовательности кодов букв в базе данных? Может быть электронные деньги на переносном устройстве и на подстольном вычислителе различаются не так сильно как папирус и звуковая книга, но разница всё ещё заметна, как заметна разница между звоном монет на прилавке и в кошельке, шёпотом вентилятора вычислительного устройства и полным отсутствием шума (за исключением электромагнитного и гравитационного) от переносного средства связи. Можно сказать что да, значения текстов равнозначны, равно как в данный момент в данной денежной системе заявленные номиналы денежных средств соответствуют своим значениям, но лишь до некоторой степени. Мы можем ответить утвердительно, поскольку в принципе в рамках системы обращения и языка тексты и деньги можно преобразовывать в различные формы именно в силу универсализма данных систем (поскольку эти системы сами нужны именно для обращения элементов других систем, не в последнюю очередь того, что можно назвать социальной системой). Но мы также сталкиваемся с таким явлением, когда стоимость металла монет может оказываться больше номинала, так что появляется возможность нацеленного превращения денег в металл, когда деньги в своём выражении значения на поле действительности второго порядка оказываются ценнее своего эквивалента действительности первого порядка. Также коллекционные монеты сами становятся культурным явлением, хотя они сохраняют способность служить эквивалентом в обращении. Также и книги, рукописи могут становиться объектами коллекционирования, выставляться в музеях, хотя они всё ещё содержат просто копии текста. Эти проявления означают, что системное пространство хотя и сохраняет эквивалентность, но подвергается искажениям, которые могут быть связаны как с перебоями в электроснабжении, так и с ошибками в передаче данных (когда внезапно речь или сделка прерывается). Только деньги первого порядка эквивалентны сами себе, эквивалентны физическому выражению своей массы камня или металла. Но и они, получив выраженность как принадлежность обществу наделяются свойствами действительности второго порядка: на них может появиться истёртость, отпечатки, они образуют пространство смысла и ощущения денег. В этом смысле достичь эквивалентности можно вероятно только если избавиться от обобществлённости, от смысловой нагруженности, от культурного непрагматизма. Но подобные очищенные прагматические деньги перестанут быть деньгами, потому что их с самого начала должны будут выпускать не люди, а некоторая абстракция. Если же деньги изначально нужны людям как общественное явление, то они обречены быть обобществлёнными.

Кроме того, стоит заметить, что подобно физическому пространству вселенной денежное и языковое пространство также склонны к расширению (инфляции). Но со стороны системной эквивалентности эта параллель обманчива, скорее она связана с взаимосвязью системной и исторически-повествовательной стороны, где физическое выражение последней определяет через уровни действительности существование первой. Как любое общественное явление язык и деньги существуют только в процессе жизни, деятельности общества. Например сама по себе книга, отправленная в космическое пространство, не перестанет быть книгой как физическим объектом, но она перестаёт быть общественным языковым явлением, по крайней мере пока её не обнаружит другая форма жизни, способная к расшифровке текстов. Поэтому когда мы говорим о действительности первого порядка мы должны помнить, что речь идёт об общественной действительности, которая связана с физическим явно выраженным явлением (в форме напечатанной книги или пригоршни соли). Именно в этом смысле деньги могут быть отнесены к первому порядку — поскольку с конкретным экземпляром (или совокупностью экземляров) денег осуществляется взаимодействие общественно определённо выраженной совокупностью способов, которые в наибольшей степени соотносятся с физической действительностью. И в этом смысле каменные деньги острова Яп, которые передавались между членами сообщества путём собрания участников около них и никуда не перемещались, а сегодня рассматриваются как прообраз шифроденег, являются весьма показательным примером различия и соединения физической реальности камня и его выражения как деньги первого порядка. Точно также и деньги второго и третьего порядка существуют в момент их использования (а частью использования является и хранение участниками общества), но одновременно и всё остальное время находятся в пачках купюр, в металле монет, в электромагнитных волнах, в намагниченных пластинах дисков и т. д. Если же деньги попадают в исторический слой и теряются в пыли уличных камней, либо записи о них исчезают из реестров, то они исчезают из общественного поля денежного обращения, сохраняя лишь выражение в физической действительности и лишь со временем могут быть снова обнаружены физическими или смысловыми археологами, но на этот раз их жизнь может быть уже сугубо научной или же коллекционерской.

Действительность и деньги

Итак, описав основные виды денег исходя из представлений коренного построительства (согласно другим подходам такую классификацию можно обозначить как представление по типу носителя, но нам здесь важно прежде всего соотношение действительности и носителя), мы можем составить и общую схему основных видов товарно-денежных отношений. Предположим, что у людей существует некоторая потребность или в более общем случае они осуществляют некоторую деятельность, требующую вовлечения набора дополнительных элементов действительности. Для имеющихся в непосредственном распоряжении элементов действительности вовлечение дополнительных элементов или удовлетворение потребности может осуществляться непосредственно без привлечения денежных эквивалентов. Например, в рамках подсобного хозяйства отходы и очистки отправляются на компост или на корм, либо сжигаются, а в домашних хозяйствах и других сообществах участники передают друг друга предметы, информацию, предоставляют различные услуги (хотя при этом часто используются деньги 2 порядка в расширенном понимании, как мы рассмотрели ранее, но часть действий, понимаемых как сами собой разумеющиеся, не требует эквивалентов, также как не требуют эквивалентов операции, совершаемые в отношении общих или личных предметов). Но в остальных случаях потребуется некоторый эквивалент, который необходимо передать с целью вовлечения требуемого набора элементов действительности. Вовлекаться может элемент действительности определённого порядка, но чаще всего происходит вовлечение элементов действительности сразу нескольких порядков. Например, приобретение некоторого электронного устройства включает вовлечение физического объекта (действительность 1 порядка), установленного обеспечения, а также связанного с предметом символического значения (действительность 2 порядка), но кроме этого в случае имеющих доступ к сети устройств осуществляется и приобретение доступа к электронным пространствам, площадкам (что выражается в некоторой уже созданной предустановленной среде), набора сопутствующего цифровых товаров и услуг (действительность 3 порядка). С другой стороны товар представлен как некоторый предмет, имеющий определённое выражение в действительности для целей операции купли-продажи, поэтому сам по себе товар можно представить как товар 1, 2 или 3 порядка. Указанные отношения отражены левой и правой части Схемы 1, тогда как для совершения оценки и действия по получению товара требуется вовлечение денег, изображённых в центральной части схемы как посредник. Сам процесс вовлечения действительности будет рассмотрен на Схеме 2 во второй части статьи, а Схема 1, соотносится может быть рассмотрена как иллюстрация отношений продавца и покупателя (поскольку обычно товар уже представлен на рынке, то товар изображён в левой части схемы).

Схема 1. Основные преобразования товаров, денег и действительности

На Схеме 1 представлены основные направления преобразований товаров, денег и действительности со стороны предложения товаров или выполненной работы. В принципе товарно-денежные отношения предполагают преобразование товара в деньги, но финансовая действительность предполагает как преобразование денег разных порядков и видов, так и некоторые дальнейшие операции, которые отображаются в правой части схемы. Соотнесённость денег с окружающей действительностью на текущий момент является одной из таких операций, другими же могут быть связаны с институционализацией денег, с предпосылками о развитии хозяйственной системы. Предположительно операциями с действительностью таким образом могут становиться вложения денег, а также инструменты, основанные на изменении ценности денег во времени. Между товарами, деньгами и действительностью разных порядков в принципе возможны пересекающиеся операции. Например, книгу, как товар преимущественно 2 порядка можно приобрести за деньги 1 порядка (монеты), а затем использовать для создания цифровых копий (действительность 3 порядка). Но более привычным будет цепочка товар 2 порядка — деньги 2 порядка — действительность 2 порядка (чтение). Деньги 3 порядка могут использоваться для различных операций, но в первую очередь они связаны с использованием на тех же электронных площадках, где они созданы, поэтому основной операцией с ними являются направленные на вовлечение в действительность 3 порядка. Если же речь идёт о баллах, которыми оплачиваются товары в магазинах, то в таком случае они направлены на действительность 1-2 порядков, как и в случае с возвратом части суммы покупок по картам (то, что такое явление рассматривается как «скидка» не соответствует тому, как это явление представлено как в сознании маркетологов, так и покупателей, а также и в информационных системах, в которых «баллы» учитываются). Но в этом случае обычно сохраняется некоторый носитель, такой как карта с магнитной полосой, микросхемой или просто пластиковая карточка, поэтому по крайней мере отчасти данные деньги соотносятся с действительностью второго (карточка или монета как символ изображённого и представленного на/в них) и первого (пластик, магнитное поле, схема) порядка.

Нужно заметить, что непосредственно деньги каждого вида соотносятся прежде всего с соответствующим порядком действительности. Так, например, золотой слиток как деньги 1 порядка соотносится с физической действительностью, в которой находится слиток и уже потом с возможностью его обмена на некоторый объект общественной действительности второго порядка, такой как сумма на счёте, дом, ценная бумага или некоторая запись в реестре. Электронные деньги прежде всего представляются в рамках соответствующей среды, тогда как операции их ввода-вывода могут напоминать подобие пересечения границы. Кстати и в отношении привычных для современности и послесовременности наличных и безналичных денег для конкретного общества денежное бытие соотносится пространственно с действительностью данного общества в рамках государственных границ, распространяясь также и на отдельных участников общества, .которые могут временно пересекать границы, но при этом сохранять обладание соответствующими денежными единицами, а также продолжать участие в обществе и денежной системе. Поэтому можно допустить, что в первую очередь деньги обращаются к действительности соответствующего порядка (по пути наименьшего сопротивления), а затем при необходимости осуществляется переключение между порядками действительности для завершения обменной операции. Такое соотношение очевидно на примере подарка, имеющего прежде всего символическую ценность, а значит относящегося к деньгам 2 порядка в расширенном понимании: своей символической означенностью он подразумевает соотношение с происходящим на символическом уровне. Но приобретение подарка в магазине (если подарок не создаётся собственными силами) имеет большую соотнесённость с трудоёмкостью его производства (если он не относится к уникальным произведениям искусства), нежели чем с заложенным символизмом, а значит при приобретении покупатель осуществляет внутреннее переключение в сознании между данным предметом как элементом действительности 1 порядка (и трудом заложенным в него, прежде всего как физический предмет), его денежным эквивалентом и символическим значением действительности 2 порядка, а также с будущей ролью данного подарка в качестве денег 2 порядка в отношениях дарителя-одаряемого. Можно предположить, что такое переключение служит замедлителем для совершения сделок, которые например требуют обращения к службе доставки для предоставления элемента действительности первого или второго порядка, купленного на электронной площадке с использованием электронного кошелька (если же использовалась традиционная банковская карта, то переключение между порядками действительности происходило несколько раз (при выборе товара на электронной площадке цены соотносятся с деньгами и действительностью 3 порядка в связи с тем, что ценники и магазин помещены на электронную площадку, затем при оплате картой деньги возвращают себе отображение 2 порядка через символизм банка и механизм подтверждения платежа), либо платёж мог совершаться в момент доставки, когда электронная площадка служит лишь для предварительной организации действий, но в этом случае предварительное формирование сделки, как и существование явления денег уже находятся на уровне действительности 3 порядка, а последующие шаги хотя и являются важными, но зачастую носят механический оттенок). Также следует отметить, что деньги 1 порядка на настоящее время утрачивают роль в совершении повседневных операций, поскольку монеты и купюры небольшого номинала (стоимость металлов и себестоимость производства которых больше их номинала, а значит по сути они представляют собой деньги в большей степени 1 порядка) всё больше заменяются картами и электронными средствами платежа. Это несколько нарушает предложенную логику, но не стоит забывать, что товары 1 порядка также вытесняются товарами 2 и 3 порядка, поэтому в принципе соотношение товары 1 порядка — деньги 1 порядка всё больше замещается другими. В то же время на Схему 1 добавлена связь товаров 1 порядка и денег 2 порядка для того, чтобы показать, что универсальность денег 2 порядка преодолевает стремление устанавливать соотношение между элементами действительности одного порядка. Но это замещение может свидетельствовать и о преобладании денег 2 порядка в рамках иллюзорной плёнки послесовременности. Точно также постепенно деньги 3 порядка могут замещать деньги 2 порядка, но это вероятно осуществится после достаточного распространения товаров 3 порядка.

Стоит также отметить, что существуют воззрения, рассматривающие не деньги, а прежде всего кредит как организующий хозяйственных отношения продажи и приобретения товаров. Но поскольку в настоящее время получила тенденция скорее к разделению элементов сделки на составляющие, в том числе связанные со страхованием рисков и с финансовым обеспечением, а вексельное обращение или товарный кредит не получили роли основного обеспечения для совершения сделок, то представление о связи товара и действительности именно через деньги представляется вполне адекватным для послесовременности. Хотя в другое время и в некоторых сделках мы могли бы заменить деньги на кредит. По сути деньги 2 порядка и представляют собой кредит, выдаваемый, однако с деньгами 1 порядка и 3 порядка такое определение будет затруднительно обосновать. Хотя например шифроденьги 3 порядка, так же как и информационные системы основаны на принципах доверия и безопасности. Также и подарки определяют взаимоотношения как доверительные. Язык по сути тоже требует доверия, но стоит помнить, что сам по себе язык доверием не является и не служит для целей сохранения и передачи смыслов во времени, пока он существует в разговоре здесь и сейчас. Можно было бы конечно рассматривать слова как своего рода кредит, выданный когда-то родителями для осуществления сознательной деятельности на протяжении всей жизни подобно тому как банкноты (записки банков) выпускаются в обращение исходя из родительской заботы банка. Но как язык скорее склонен порождать в повседневности послесовременности ложь, так и доверие к купюрам порождает скорее несправедливость.

На этом можно завершить 1 часть статьи «Вопрос о деньгах». Во 2 части мы продолжим рассмотрение действительности: подробнее рассмотрим Схему 1, а затем перейдём к Схеме 2. После этого рассмотрим некоторые возможности развёртывания явления денег применительно к будущему, их роль в решении мировых проблем.

Список упомянутых источников

1. Парсонс, Талкотт. Социальная система. М.: Академический проект, 2018. 530 с.

Примечания

1лат. cами по себе, т. е. в плоскости объективного идеализма «вещи в себе». Указанное рассмотрение должно конечно осуществляться за пределами сознания, поэтому мы говорим о своего рода бессознательном значении денег.

2Изображение и символизм лиц непосредственно связаны с действием предполагаемого «повествовательного центра» в человеческом мозге (см. подробнее в статье «Язык как рассказ»). Поэтому повсеместное распространение лиц на монетах и купюрах само по себе свидетельствует о том, что деньги выступают выражением для рассказа. Если в древности использовались стоящие камни как выражения денег, то почему бы не предположить, что скульптурные изображения людей на остове Пасхи также выступали своего рода деньгами? По крайней мере они играли некоторую сходную символическую роль (повествовательную), даже если конкретная функция у них была другой (например, общение с предками или духами, т. е. также рассказ). Если лица заменяются в послесовременности на города, то это свидетельствует об изменении общественно-культурного сознания (по крайней мере в части лиц, ответственных за денежную систему) в сторону универсализма и технократии, а также по крайней мере в декларируемом отстранении от единоличного управления и соответственно политических систем типов Т1, П1 и Т/П 1.

3И в этом отношении влияние подсистемы денег на культуру осуществляется с одной стороны посредством непосредственного влияния, тогда выполнение функций через перераспределение и измерение следует рассматривать как культурное, а с другой стороны культура сохраняется и поддерживается через само существование и поддержание явления денег, поскольку деньгам как языковому явлению свойственны соответственные элементы и непрагматизм культуры

4После оформления данных рассуждений я нашёл подобное рассмотрение у Талкотта Парсонса, но если системное понимание он называет адаптацией (но также приводит в этом смысле конкретно слова система и стандартизация), то конкретный контекст рассказа он связывает со стороной достижения цели[Парсонс, Талкотт, 2018, с. 487]. В принципе различие с приведённой мной схемой заключается в том, как рассматривается сама деятельность людей — я не ограничиваю действия постановкой целей, поэтому достижение цели в рассказе является лишь частным случаем (что можно рассматривать через типизацию тропов, например, для сказки цели вполне очевидны, но не со всеми тропами дело должно обстоять также).

Категория: Политика и экономика | Добавил: jenya (2020-11-01) | Автор: Разумов Евгений
Просмотров: 33 | Рейтинг: 0.0/0 |

Код быстрого отклика (англ. QR code) на данную страницу (содержит информацию об адресе данной страницы):

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2021
Лицензия Creative Commons