Суббота, 2019-01-19, 22:36
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Разделы дневника
События [3]
Заметки о происходящих событиях, явлениях
Общество [4]
Рассуждения об обществе и людях
Мир и философия [4]
Общие вопросы мироустройства, космоса, пространства и времени и того, что спрятано за ними
Повседневность [2]
Простые дела и наблюдения в непростых условиях
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Поиск
Друзья сайта
Мой опрос
Куда бы вы хотели поехать зимой?
Всего ответов: 64
Главная » 2018 » Август » 26 » О теории всеобщего права
О теории всеобщего права
12:51

Ранее я выступил с предположением об отмене права в его существующем практическом смысле в случае включения в область права помимо регулирования интересов личной выгоды людей также и интересов окружающего мира. Можно сказать,  что такой вывод согласуется с определением всеобщего законодательства в Критике практического разума Иммануила Канта, поскольку согласно его взглядам всеобщая законодательная форма должна быть применимой ко всем разумным существам. Если мы наделим по крайней мере животных способностью к разумному мышлению и обращению к свободной воле (а Кант упоминает о такой возможности), то мы получим основания для построения теории всеобщего природного права. Действие других природных систем по сути также можно рассматривать как наделённые этими способностями, хотя это более спорный вопрос, но все же само их сосуществование рядом делает их сходными и неотделимыми, похожими на общество в нашем понимании. Также и сами законы природных систем определены стремлением к гармонии, равновесию; и если и существует закон внутри нас, то мы его подсмотрели в этих системах, которые считаем неодушевлёнными.

Итак, всеобщее право возвращает нас к необходимости включения природы в область субъектов права, но наделение животных функциями субъектов (которые будут защищать свои интересы) не всегда возможно. Например, некоторые горы и ледники практически необитаемы, но значит ли это, что у нас появляется больше прав на принятие решений в отношении их судьбы? Мы должны напротив в первую очередь рассмотреть возможность их заселения при другом климате, обитаемость в прошлом и задать себе вопрос: как бы был установлен всеобщий закон для них (например, запрет на съедание всей травы через контроль численности травоядных хищниками аналогичен ограничению засеваемых площадей или выбросу отходов, веществ во внешние среды). Но установление закона для гипотетических животных - не единственное и возможно не лучшее решение. Лучшим бы было рассмотрение исходя из текущей ситуации и её развития. Для этого необходимо, например, системное разделение всех функций и прогноза их изменения. Например, ледники снижают уровень мирового океана, удерживая воду, даже если и не служат непосредственно местом обитания для животных. Здесь мы рискуем столкнуться с непреодолимыми сложностями при определении эстетических качеств, стремлении к сохранению видового разнообразия. Природные явления бывают случайны и необъяснимы с нашей точки зрения,  но именно их необъяснимая сущность создала всю окружающую красоту. При попытке установить отдельные законы мы должны действовать осторожно, чтобы не вторгаться туда,  где разумный закон в действительности не может быть объяснён, иначе мы рискуем установить закон и искусственно превращать мир в подчинённый законам. Однако иных оснований для действия мы не можем предложить, поэтому распространение нравственного принципа только на существа, способные обладать нравственностью, представляется весьма разумным.
Но, устанавливая системный подход к рассмотрению природы и затем направляя новое природное законодательство на живой мир, мы должны помнить и о существовании более широкого природного мира, хранящего и красоту вулканов, пустынь, ледников. Мы прежде всего должны помнить, что чем активнее жизнь, тем больше возможностей у неё для самовосстановления, чем же она более хрупкая, тем сложнее ей залечивать раны. Безжизненные же ландшафты могут не восстановиться вообще (например, столбы, созданные ветром или метеоритные кратеры на Луне).
Сама же субъективность может быть также расширена до полностью не описуемого носителя разума и воли, ведь определяя применимость в качестве всеобщего законодательства мы можем абстрагироваться от конкретной природы мыслящих существ. Объективность же станет дополнением этой неописанности: те же погодные явления в том числе следствия биологических процессов, нельзя представить дожди (как мы их представляем обычно) на планете, лишённой лесов, защитного озонового экрана, которая стала бы либо ледником, либо пустыней - место дождям уступили бы или снега, или ураганы, либо постоянная облачность. Итак, если объективность включена во всеобщность природы, то она также должна занять место во всеобщем природном праве и быть включена в него наравне с правом разумных существ.
Основные разделы всеобщего права мы уже могли бы определить, во многом оно будет пересекаться с мифами и легендами древности, которые описывали совместное существование мира людей и окружающего мира.  Но сперва потребуется также установить некоторые принципы, которые, правда, могут быть различны для различных обществ, племён,  сообществ животных. Но мы сразу же можем отсечь на основе принципа всеобщей нравственности неподходящие принципы для всеобщего законодательства. Одним из таких неподходящих принципов, который необходимо заменить, является принцип устойчивого развития. Как я уже отмечал, он нацелен сугубо на интересы человечества, а значит является эгоистическим принципом, не пригодным для отражения интересов всех разумных существ. Следовательно, необходимо вести речь не о защите интересов будущих поколений homo sapiens-ов, а о защите популяций в всех живущих на Земле видов.

Просмотров: 36 | Добавил: jenya | Рейтинг: 0.0/0 |

Код быстрого отклика (англ. QR code) на данную страницу (содержит информацию об адресе данной страницы):

Всего комментариев: 0
Имя *:
Эл. почта:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019
Лицензия Creative Commons Rambler's Top100